?>



СПб в цифрах

Музеи СПб

Разводка мостов

Метрополитен



 ГОРОДСКАЯ ХРОНИКА 


  

Икона графини Гендриковой вернулась из немецкого плена


В Александровский дворец в Царском селе из длительного "германского плена" вернулись четыре утраченных предмета — две вазы, книга и икона.

Все хорошо знают во что были превращены дворцы Царского села (г.Пушкин) во время Великой Отечественной войны при фашистской оккупации. Разрушения и разграбления были ужасающими и катастрофическими. То что не смогли отправить в эвакуацию — было разворовано, увезено зверски превращено в руины. За годы войны было потеряно почти половина музейной коллекции Екатерининского и Александровского Царскосельских дворцов. Всему миру известна история с похищенной и пропавшей в годы войны Янтарной комнатой.

Потому возвращение, даже малой части награбленного — очень порадовало музейных работников. Все вещи имеют инвентарные музейные номера и их было легко атрибутировать. Громадные инвентарные книги, составленные буквально перед войною, которые хранятся в музейном архиве, явились доказательством принадлежности предметов к довоенным музейным фондам.

Вновь обретённые вещи небольшие, но очень интересны, как сами по себе, так и по своей истории.

Две небольшие вазочки сразу нашли свою территориальную принадлежность, как по музейным инвентарным номерам, так и по дореволюционным (императорский дворцовый интерьер подвергался инвентаризации). Вазочки принадлежат двум соседним помещениям — Кленовой (парадной гостиной Императрицы) и Полисандровой гостиных.

Кристаллическая ваза из Кленовой гостиной является в наше время очень редким предметом (2 — в Эрмитаже, 1 — в Павловском дворце), хотя в начале 20-го столетия такие вещицы были очень модными и популярными. Неброского, слегка болотистого цвета, ваза интересна своими необычными переливами и игрой света в полупрозрачном узоре. Подобные вазы отличает, ныне позабытая, технология изготовления. Простые по форме, монохромные по окраске, они, в результате обжига, достигали необычного и, порой, неожиданного эффекта, непредсказуемого даже для создателей. К сожалению, вазочка была разбита и неумело склеена, так что она буквально сразу отправляется на профессиональную реставрацию.

Вторая вазочка, родом из Полисандровой гостиной, выполнена в технике клуазоне (cloisonnе) — перегородчатой эмали. Изобретённая в Китае технология изготовления металлических ваз с тончайшими перегородками, создающими художественный, как правило цветочный, узор, заполняемый цветной эмалью, к концу 19-го столетия стала изготавливаться и в Японии, где они называются шипо-яки (7 небесных сокровищ). Таких вазочек было много в Александровском дворце — Николай II любил подобные вещи. По всей видимости, они напоминали ему его Восточный вояж, когда он, в бытность Великим князем, весело путешествовал в компании брата Георгия, кузена Георга Греческого по восточным странам от Египта до Японии. Япония стала последний страной его пребывания, так как после нападения японского полицейского Сандзо Цунда, который ранил его самурайским мечом, Император Александр III потребовал прекращения путешествия Цесаревича и возвращение на крейсере «Память Азова». Неисключено, что эта вазочка вернулась с Николаем Александровичем, как память о том необычном японском визите.

Третий новообретённый предмет — книга в бардовом сафьяновым переплёте с золотым обрезом. Как рассказала зам.директора по научной работе ГМЗ «Царское село» Ираида Куртовна Ботт: «Это одна из пяти сохранившихся книг из личной библиотеки Александра I, которые находились у него в рабочем кабинете Екатерининского дворца — это удалось установить по инвентарным номерам. Это книга парижского издания 1810 года, десятитомник Фенелона (от ред. — французский писатель 17 - нач. 18 вв Франсуа де Салиньяк маркиз де ля Мот Фенелон, автор знаменитого бестселлера XVIII-XIX веков «Приключения Телемака»), любимого автора Александра I. Девяти томов у нас нет, у нас только десятый, но всё равно это радостно — к четырём книгам, которые у нас в собрании, добавилась пятая личная книга Александра I. В ближайшее время книга уйдёт на нашу экспозицию "Памятные комнаты Александра I".»

Но наибольший интерес представляет икона — образ Казанской Божьей Матери, второй половины 19 века. На потемневшей, практически чёрной доске со спёкшимся лаком проступает образ в облупившейся краске. Эти следы времени, её история вряд ли будут, по мнению музейных сотрудников, подвергаться серьёзной реставрации. 

Как сказала Главный хранитель ГМЗ «Царское село» Лариса Валентиновна Бардовская: «Особенность и ценность этой иконы не в художественном уровне (он достаточно средний), а в том, что эта вещь мемориальная.»

Икона принадлежала графине Анастасии Васильевне Гендриковой, фрейлине и близкой подруге Императрицы Александры Фёдоровны. Об этом гласит надпись на обороте — «Сдана сия икона на хранение в Знаменскую церковь графиней Гендриковой». Знаменская церковь находится рядом с Царскосельским лицеем, она функционировала до 30-х годов, затем была закрыта, и теперь вновь функционирует.

По всей видимости, после отречения Императора, когда императорская семья и приближённые находились в Царском селе под домашним арестом, графиня передала свою личную икону через священника на хранения. О причинах подвигнувших её на это — можно только догадываться. Судьба её была столь же тяжёлой, как и её коронованной подруги. Последовав за императорской семьёй в Тобольск, а затем в Екатеринбург, после их расстрела гр.Гендрикова была арестована и жестока убита в Перми.

Судьба её иконы тоже была сложной и тяжёлой. После закрытия Знаменской церкви, икона оказалась в музейных фондах, о чём свидетельствует инвентарный номер. Но, на сегодняшний день, если все остальные предметы атрибутированы по довоенным инвентарным книгам, то запись о иконе гр.Гендриковой пока так и не нашли. После оккупации г.Пушкина, икона, как и другие не эвакуированные дворцовые вещи, была увезена в Германию. На обороте сохранилась надпись по-немецки — попытка перевести русскую надпись.

Лик, глядящей из обугленной черноты эпохи, как символ страданий и тяжких странствий... Вскоре многие смогут его увидеть на готовящейся экспозиции на втором этаже Александровского дворца, посвящённой тем людям, которые до конца были вместе с императорской семьёй.

Вернулись на родину четыре небольшие вещи, но сколько с ними связано страниц российской истории. Не менее интересна история из передачи музею.

Некая пожилая пара немецких туристов — супруги Хармзен, посетили в июле этого года Царскосельский дворцовый комплекс. И посетили его неспроста. Кроме обычного турнабора красот петербургских пригородов, они вернулись на место преступление своих отцов. Будучи офицерами фашистской Германии Хайнс Хармзен и Франц Шимон, в разные годы во время Великой Отечественной войны, занимались снабженческими вопросами в Царском селе. Увидев восстановленную красоту воочию и поразившись масштабам военных разрушений, супруги решили кое-что из "русских сувениров", привезённых их родителями, вернуть назад.

Что это — акт покаяния за грехи своих отцов, за то горе которое они причинили блокадному городу, захваченным пригородам, превратив в руины ту красоту, которой ныне восхищаются, будучи туристами? Как выяснилось — нет. Представитель дарителей, хозяйка агентства интеллектуального туризма в Мюнхене Ксения Носова это категорически отрицает. Она считает, что кто перед кем должен каяться "история спорная, это субъективный вопрос".

Покаяние зависит и от совести, и от признания и осознания греха. И по частям, дискретно каяться бессмысленно. Как и выдавать из немалого числа награбленного лишь скромную толику. Именно награбленного, т.к., так называемые, перемещённые ценности, которые "спасались" с линии фронта и увозились "на хранение" осели в частных домах офицеров-снабженцев, а не (хотя бы) в национальных музеях.

Сотрудники Царскосельского музея надеяться, что, быть может, это не последние переданные вещи и ведут аккуратные переговоры с дарителями. А ведь семья Хармзен — не единственные "хранители" русских музейных реликвий в Германии, чьи отцы и деды привезли в свои дома разграбленные русские ценности. Быть может, они всё же задумаются о таких вещах как историческая справедливость, совесть, и, возможно — покаяние за грехи своих отцов. И тогда, можно будет надеяться на то, то мы вновь сможем порадоваться очередным новообретённым музейным экспонатам.

Екатерина Владимирова
фото автора

Версия для печати
«««  предыдущая новость       следующая новость  »»»


  • Новое архивное здание в Петербурге
  • БДТ вновь открыл двери для зрителей
  • «Аврора» покинула "вечную" стоянку
  • Эра милосердия столетней давности
  • 50 лет Питерскому «Сайгону»
  • Как уживаются в России и Европе музеи и власть
  • 300-летие родины мосинской трёхлинейки
  • Открытие Центра морских млекопитающих
  • Дни Шлиссельбургского Орешка
  • Великая война в Петербурге
  • День памяти И.В.Черных в Музее печати
  • Психическая диагностика — призывникам на заметку...
  • Клоунские носы вперемежку с молебном
  • Мост Александра Невского осветили
  • Решается судьба блокадной подстанции на Фонтанке
  • Из прошлого в будущее и обратно в поездах петербургского метрополитена
  • Барк поднимает паруса
  • От Петербурга до Сайма — очередной этап в российско-финских туристических взаимоотношениях
  • В Петербурге появяться два новых памятника десантникам
  • ...В бездарной стране даже светлые подвиги — это только ступени в бесконечные пропасти... (25 лет вывода войск из Афганистана)

  • Архив новостей >>>>>



    Стартовая страница
    Добавить в Избранное
    Информация об издании
    Вернуться на Главную







    1

     



    © Drakkar-design, 2007-2016

    © Петербургские страницы, 2007-2016
    Полное или частичное использование опубликованных материалов разрешено только при согласование с редакцией и ссылке (а в электронных материалов гиперссылки) на онлайновый вариант газеты

    Техподдержка

    Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru

    <
    <