СПб в цифрах

Музеи СПб

Разводка мостов

Метрополитен



 КУЛЬТУРА 


15-04-2016 23:04
  

Японская фотоакварельная история эпохи Мейдзи

Сад камней, как высшая форма японской эстетической философии... Камни превращаются в людей, люди становятся камнями, замирая в вечности, прежде чем стать песком, рассыпавшимся во времени и пространстве...

Такова японская фотография, столь же странное явление, как и сама островная восточная цивилизация из глубокого средневековья прыгнувшая в европейскую техногенность.

Япония, долго сохранявшая себя в неприкосновенности от взглядов чужестранцев, ко второй половине 19 столетия подошла в той же оригинальной ментальности, которая зародилась более тысячи лет назад. Контакты с иноземными моряками у японцев существовали, в ограниченном варианте, столетия назад — более удачные попытки были у португальцев, менее удачные у англичан. Известно пленение русских моряков экспедиции Головина, когда японская ментальность во всей своей жестокости и неуклонной приверженности национальным вариантам кутюмов (если уместно здесь использовать средневековую европейскую терминологию) полностью проявила себя.

Во второй половине 19 века приоткрылись завесы тайн островного государства для всего мира, а для японцев — отблески европейской жизни и технологических новшеств. Этот, более чем полувековой период, называемый в Японии «эпохой Мейдзи» (1865-1912), создал новую страну на основе традиционной ментальности, которая подверглась постепенным внутренним изменениям при сохранении незыблемости внешних форм, став для внешнего мира милой и оригинальной сувенирной безделушкой — «Японским сувениром».

Начиная с 1868 года, в правление императора Муцухито, европейские фотографы, такие как Феличе Беато, Адольфо Фарсари, Раймунд фон Штилльфрид-Ратениц, смогли открыть собственные студии в некоторых городах Японии, и не только привнести фотоискусство в японскую действительность, но и сделав его естественной частью национальной повседневной жизни. Первым профессиональным фотолетописцем Японии стал Феличе Беато, прибывший на японские острова в 1863 году и уже через два года основавший ателье «Beato & Wirgman, Artists and Photographers» в Иокогаме. Именно его, а также его японских последователей Кусакабэ Кимбэй, Уэно Хикома, Огава Кадзумаса, можно считать создателями неповторимого фотостиля старой Японии.

Стеклянные негативы ателье Беато на протяжение долгого времени оставались классическими эталонами японской фотографии, которая стала пользоваться успехом не только у местного населения, но и за её пределами. Удивителен тот факт, что европейская мода на японскую экзотика, которая, после восточного вояжа русских Великих князей, попала и в Россию, во многом вытеснив китайский стиль — сохранила перманентной интерес к веерам, зонтикам с сакурами, кимоно с драконами и прочим атрибутам "а ля Чио-Чио-сан", с пришествием столетия, не оставила памяти о японских сувенирных фото альбомах. Японские сувенирные альбомы были художественно украшены - для них нередко использовались крышки, изготовленные в традиционной лаковой технике, инкрустированные резьбой из слоновой кости с золотой фольгой и росписью.

Сами фотографии создавались и воспринимались японскими современниками как отдельный вид изобразительного искусства. В европейской, и в частности в русской, фотографии того периода также прослеживаются подобные тенденции (можно вспомнить хотя бы Максима Дмитриева с его "нестеровскими" мотивами и т.п.). Японский фотопервопроходец Беато соединил тенденции своего времени начала европейской фотоэпохи с японским традиционным искусством, а главное - проникся тонкостью оттенков и гармоничных противоречий японской ментальности.

Типажи и жанровые сцены, виды ландшафтом, прекрасные женщины - бидзин... И при этом жанрово-пейзажная экзотика вторична, а на первое место выступает выверенная лаконичность пространства — продолжение сада камней в иных формах... Построение фотографий с людьми совсем иное, нежели на европейской фотографии (хотя были и варианты студийной съёмки в европейском стиле и и подобном же одеянии). Отстранённость друг от друга и от фотокамеры (даже если вхгляд устремлён непосредственно в объектив), каждый человек — "вещь в себе", и при этом являются частями единого целого.

Цвет в фотоискусстве Европы был нонсенсом, чёрно-белый вариант или же бром-сепии были традиционны, и подкрашивание красками было нечастым явлением, т.к. ретушь выполнялась в той же естественной для фотоотпечатка гамме. Для японской ранней фотографии характерно раскрашивание фотографий акварельными красками в нежных цветовых гаммах, полупрозрачных, призрачных и нежных. Каждый фотоснимок становился уникальной картиной.

И потому японскую фотографию можно рассматривать как любопытный новый виток изобразительного искусства, продолжающие японские акварельные традиции, известные ещё со времён глубокого средневековья. И то, что эта техника возникла и развивалась у европейских фотографов, переселившихся в Японию, глубоко проникшихся японской культурой, тонко прочувствовавших внутреннею ментальность столь чуждую европейцам — это особо удивительно.

P.S. Выставка «Японский сувенир» проходит 06 апреля – 05 июня 2016 года в Гос. музейно-выставочный центре РОСФОТО

Екатерина Владимирова

Версия для печати
«««  предыдущая новость       следующая новость  »»»


  • Ноев Ковчег в Зазеркалье
  • Историко-архивная Фотобиеннале — мир неизвестной фотографии из фондов российских музеев
  • Смольный собор потерян для культурной жизни Санкт-Петербурга
  • «Давно стихами говорит Нева…»
  • Птица Кетцаль пополнила Эрмитажную коллекцию
  • Литовский кинематограф в осеннем Петербурге — от «золотого века» до премьерного спецпоказа
  • Петербургская Обитель милосердия — от Тибета до Эрмитажа
  • 100-летие Петербургского дацана
  • Защитникам Ленинграда, павшим и живым, посвящается...
  • Фотокамера Жильяра, снимавшего императорскую семью, вернулась в Россию — но увидеть её можно будет лишь через три года
  • Точка доступа театра в нетеатральных пространствах к петербургскому зрителю
  • Волынщик в Петербургском Ботаническом саду
  • Дочь Елены Образцовой организовала академию и школу в память своей матери
  • Свет Валаама в стенах Смольного
  • Фестиваль фламандского карильона
  • Романовы в Царском Селе
  • Пятнадцатая «Площадь искусств» — между традицией и сюрпризами
  • Chaliapine ArtFlat
  • Частные коллекции Санкт-Петербурга
  • Петроградское небо мутилось дождём, на войну уходил эшелон…

  • Архив новостей >>>>>



    Стартовая страница
    Добавить в Избранное
    Информация об издании
    Вернуться на Главную







    1

     



    © Drakkar-design, 2007-2016

    © Петербургские страницы, 2007-2016
    Полное или частичное использование опубликованных материалов разрешено только при согласование с редакцией и ссылке (а в электронных материалов гиперссылки) на онлайновый вариант газеты

    Техподдержка

    Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru

    <
    <